Решения по уголовным делам

Прекращение уголовного дела и уголовного преследования

Дело представляет для меня особый интерес, поскольку рассматривается третий раз в суде первой инстанции. Общая продолжительность его рассмотрения на сегодняшний день составляет более 5 лет. Думаю, это не предел. 2015 - 2020 г.

Суть ситуации в следующем: директор коммерческой фирмы в 2012 году приобрел оборудование по сделке купли-продажи. Являясь плательщиком НДС, подал в 2013 декларацию в которой указал на возврат из бюджета суммы уплаченного налога в размере более полутора миллионов рублей. Налоговый орган заподозрил руководителя в фальсификации, пришел к выводу о нереальности сделки купли-продажи и направил материалы для возбуждения дела. В 2013 году в отношении директора фирмы-покупателя возбудили дело, его подозревали в покушении на хищение из бюджета денежных средств путем заявления права в декларации на возмещение налога на добавленную стоимость. В 2014 году уголовное преследование директора было прекращено в связи с отсутствием доказательств, достоверно свидетельствующих о нереальности сделки купли-продажи и отсутствием в этой связи в его действиях состава преступления. Директор, получив постановление о прекращении уголовного преследования, в 2015 году вновь подал налоговую декларацию, в которой вновь было заявлено о возмещении НДС по этой же сделке. Налоговый орган опять оценил эту сделку как нереальную и снова подал материалы камеральной проверки для возбуждения уголовного дела. В 2015 году следствие возбуждает в отношении этого же руководителя уголовное дело по тому же факту - покушения на хищение денежных средств из бюджета путем заявления права на возмещение налога на добавленную стоимость. Меня приглашают для участия в уголовном деле. В 2016 году дело направляют в суд с обвинительным заключением. В 2018 году районный суд, установив идентичность двух уголовных дел, возбужденных в отношении одного и того же факта, и в одном случае прекращенного в связи с отсутствием в действиях руководителя состава мошенничества, прекращает находящееся в производстве суда дело в связи с наличием неотмененного постановления следователя по тому же факту, в отношении тех же обстоятельств и в отношении того же лица. Постановление судьи, судом апелляционной инстанции было отменено и дело направлено на новое рассмотрение. При новом судебном разбирательстве, второй судья приходит к тому же выводу, и прекращает уголовное дело и уголовное преследование лица в связи с тем, что в отношении этого лица имеется неотмененное постановление следственного органа о прекращении уголовного преследования, вынесенное в отношении тех же фактов и обстоятельств. В суде апелляционной инстанции постановление оставлено без изменения. В сентябре 2020 года, в суде кассационной инстанции по представлению заместителя прокурора края, решение было отменено и дело направлено в ТРЕТИЙ раз на новое судебное разбирательство! Рассмотрение дела еще не начато и чем оно завершится в третий раз, неизвестно.

Отказ прокурора от обвинения, прекращение уголовного дела и уголовного преследования

Прокурор в ходе судебного разбирательства по уголовному делу отказался от обвинения лица в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ. Действия лица были переквалифицированы на ч. 1 ст.159 УК РФ, и дело прекращено в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности - 2019 г.

Гр.А. было предъявлено обвинение в хищении денежных средств в особо крупном размере, совершенным лицом с использованием своего служебного положения. Суть обвинения заключалась в том, что по мнению следственных органов, гр. А., занимая в бюджетном муниципальном учреждении должность главного бухгалтера, незаконно начисляла для себя денежные выплаты, не имея на это правовых оснований. Общая сумма незаконно начисленных и выплаченных за счет бюджета денежных средств, составляла особо крупный размер. Дело было направлено в суд первой инстанции с обвинительным заключением для рассмотрения по существу. Рассмотрение дела длилось чуть менее года. По делу были допрошены свидетели, специалисты, эксперты. В ходе судебного следствия нам удалось доказать, что хищения денежных средств подсудимая не совершала. Все выплаты были начислены и произведены на основании действовавших на то время нормативно-правовых актов. В связи с этим, представитель гос. обвинения в судебном заседании отказался от обвинения по ч. 4 ст. 159 УК РФ. Отказ был принят судом. Уголовное преследование гр. А. по ч. 4 ст. 159 УК РФ было прекращено.

Оправдательный приговор

Оправдательный приговор в части обвинения лица в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ - Незаконный сбыт наркотических средств в особо крупном размере (в ред. ФЗ от 27.07.2009 N 215-ФЗ) - 2018 г.

Гр.А. органами предварительного следствия обвинялся в сбыте наркотических средств. В отношении него на протяжении длительного периода времени проводились оперативные мероприятия – «проверочные закупки», в ходе которых лица под видом покупателей, приобретали у него наркотические средства. Было проведено несколько однотипных оперативных мероприятий. Уголовное дело было рассмотрено в суде инстанции, был вынесен обвинительный приговор. Гр. А. был признан виновным в совершении 4 эпизодов покушения на сбыт наркотических средств в особо крупном размере, т.е. по ч. 3 ст. 30, п. "г" . 3 ст. 228.1 УК РФ ( в ред. ФЗ от 27.07.2009 N 215-ФЗ). В апелляционном порядке приговор не обжаловался. Ко мне обратились на стадии исполнения приговора, когда гр. А уже отбыл чуть менее 2/3 назначенного ему наказания. Ознакомившись с материалами уже сданного в архив уголовного дела, я усмотрела в действиях оперативных сотрудников признаки провокации. Мной была подготовлена кассационная жалоба в интересах осужденного гр. А. Жалоба была рассмотрена, суд кассационной инстанции согласился с моими доводами. Гр. А. был оправдан по одному из эпизодов, ему было снижено наказание. И через несколько месяцев после состоявшегося судебного решения, гр. А. был освобожден из мест лишения свободы.

Оправдательный приговор

В части предъявленного обвинения гр. Л. в совершении преступлений по ч.3 ст. 30 п. «а, б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, ч.3 ст. 30 п. «а, б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (незаконный сбыт психотропных веществ группой лиц по предварительному сговору; в значительном размере) - 2016 г.

Гр. Л. и К. органами предварительного следствия обвинялись в сбыте психотропных веществ группой лиц по предварительному сговору. В отношении них, на протяжении длительного периода времени проводились оперативные мероприятия – «проверочные закупки», в ходе которых лица под видом покупателей, приобретали у них психотропные вещества. Всего было проведено 4 однотипных оперативных мероприятий. При этом, в отношении них «проверочные закупки» производились одновременно сотрудниками разных ведомств – УФСБ и существовавшего ранее УФСКН. По версии оперативников, они не знали, что проводят оперативные мероприятия одновременно. Судом 1 инстанции был вынесен обвинительный приговор, гр. Л. и гр. К были признаны виновными в совершении всех инкриминируемых преступлений. Ко мне за помощью обратились на стадии апелляционного обжалования. Изучив материалы дела, а также сопоставив лиц, участвовавших в качестве понятых в проведении «проверочных закупок», было установлено, что одни и те же лица поочередно использовались в качестве понятых и сотрудниками УФСБ и сотрудниками УФСКН. Кроме того, основываясь на практике Европейского суда по правам человека и его многочисленных постановлениях, в суде апелляционной инстанции удалось доказать, что проведение одних и тех же мероприятий в отношении одних лиц попеременно то сотрудниками УФСБ, то сотрудниками УФСКН, является незаконным и попадает под признаки совершения сотрудниками провокационных действий. Суд согласился с доводами апелляционной жалобы, в отношении 2 эпизодов сбыта психотропного вещества гр. Л. и гр. К. были оправданы в связи с отсутствием в их действиях состава преступления, снижен срок наказания.

Оправдательный приговор

Гр. К. по ч. 1 ст. 285 УК РФ (Злоупотребление должностными полномочиями, т.е. использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, если это деяние совершено из корыстной или иной личной заинтересованности и повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства) - 2014 - 2015 г.

Органами предварительного следствия ( г. Ставрополь) гр. К. обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 285 УК РФ ( злоупотребление должностными полномочиями, совершенное из иной лично заинтересованности). Согласно предъявленного обвинения, гр. К., являясь сотрудником правоохранительных органов, из ложно понятых интересов службы, стараясь повысить результаты своей служебной деятельности, убедил гр.П., явившегося в орган полиции с заявлением о хищении своего мобильного телефона, не подавать заявление о краже, а написать заявление о его утере. Я вступила в дело на стадии судебного разбирательства в суде 1 инстанции, когда по делу уже был вынесен обвинительный приговор и он же отменен постановлением Судебной коллегии по уголовным делам Ставропольского краевого суда с направлением дела на новое судебное разбирательство. После вступления в дело, стороне защиты удалось доказать, что обвинение необоснованно, в действиях гр. К. нет состава инкриминируемого ему деяния. Суд согласился с позицией адвоката о том, что в действиях К. нет состава ст. 285 УК РФ, но вынес обвинительный приговор, переквалифицировав действия гр. К. на другую статью Уголовного кодекса РФ- на ст. 293 УК РФ (халатность). В апелляционной жалобе, поданной на приговор, утверждалось, что суд не вправе в совещательной комнате, при принятии решения, самостоятельно переформулировать обвинение, предъявленное на стадии следствия. Правовую позицию я подтверждала Постановлением Европейского суда по правам человека от 09 октября 2008 г. Абрамян против Российской Федерации, где суд признал в деле заявителя нарушение требований пункта 1 и подпунктов «a» и «b» пункта 3 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, в связи с переквалификацией действий заявителя на стадии судебного разбирательства. Судебная коллегия согласилась с доводами, дело вновь возвратили на новое судебное разбирательство в суд 1 инстанции. Рассмотрев материалы уголовного дела, очередной судья принял решение о возврате дела прокурору для устранения препятствий для его рассмотрения, по основаниям, предусмотренным ст. 237 УПК РФ. Решение было обжаловано, Судебная коллегия согласилась с моими доводами о том, что оснований для направления дела прокурору не имеется, и вновь возвратила дело на новое судебное разбирательство в суд 1 инстанции. Таким образом, трижды по делу судом выносились различные решения, трижды вынесенные приговоры отменялись и дело направлялось на новое рассмотрение в ином составе суда. При новом, четвертом по счету рассмотрении дела, стороной защиты было доказано, что в действиях подсудимого гр. К. отсутствует состав инкриминируемого ему деяния, и он был оправдан в связи с отсутствием в действиях состава преступления.

Оправдательный приговор

В части предъявленного обвинения гр. К. по ч. 3 ст. 210 (создание, организация преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем, совершенное лицом с использованием своего служебного положения), ч.1 ст. 327, ч. 1 ст. 327 УК РФ (подделка удостоверения или иного официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей, в целях его использования либо сбыт такого документа, а равно изготовление в тех же целях или сбыт поддельных государственных наград Российской Федерации, РСФСР, СССР, штампов, печатей, бланков) - 2011 - 2013 г.

Органами предварительного следствия ( г. Черкесск) гр. К обвинялась в совершении ряда тяжких преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159 (хищение путем обмана денежных средств в особо крупном размере), ч. 3 ст. 285 (злоупотребление должностными полномочиями, совершенное из личной заинтересованности), ч. 3 ст. 210 (создание и организация преступного сообщества), ч. 1 ст. 327 (незаконное изготовление подложных документов) УК РФ. Дело с обвинительным заключением было направлено для рассмотрения в суд. В ходе судебного разбирательства были представлены доказательства, свидетельствующие о необоснованности предъявленного обвинения по ч. 3 ст. 210, ч. 1 ст. 327 УК РФ. Гр.К. в части предъявленного обвинения по ч. 3 ст. 210, ч. 1 ст. 327 УК РФ была оправдана. По обвинению по ч. 4 ст. 159, ч. 3 ст. 285 УК РФ была признана виновной, с назначением наказания.

Прекращение уголовного дела

А также уголовного преследования гр. Х. по ч. 2 ст. 213 УК РФ (Хулиганство, то есть грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия) - 2008 г.

Органами предварительного следствия ( г. Ставрополь) гр. Х. обвинялся в совершении хулиганских действий с применением оружия в отношении потерпевшего М., которому были причинены телесные повреждения, повлекшие причинение средней тяжести вреда здоровью. Согласно предъявленного гр. Х. обвинения, тот, находясь в общественном месте, из хулиганских побуждений, произвел в потерпевшего М. выстрел из травматического пистолета, в результате которого последнему были причинены телесные повреждения. Опросив непосредственных свидетелей произошедшего, мной было установлено, что выстрел в гр. М. был произведен не из хулиганских побуждений, а в связи с непосредственной угрозой жизни и здоровью гр. Х. Потерпевший М., находясь, по словам очевидцев, в состоянии алкогольного опьянения, после ссоры, произошедшей между ним и гр. Х., с ножом в руках, направился к гр.Х., находясь от того в непосредственной близости, со словами, демонстрирующими его намерение применить к гр. Х. нож, ударив при этом по лицу малолетнего сына гр.Х. Следователю было заявлено ходатайство о допросе 4 свидетелей-очевидцев произошедшего. Для подтверждения факта нахождения этих 4 свидетелей на месте произошедшего, было заявлено ходатайство об истребовании сведений о биллинговых соединениях абонентов (4 свидетелей) с привязкой к базовым станциям для установления их местонахождения в момент произошедшего. Были заявлены ходатайства о назначении и производстве экспертного исследования с использованием системы «Полиграф» как в отношении свидетелей, так и в отношении подозреваемого гр. Х. и потерпевшего М. В результате проведенных исследований, а затем и экспертиз, было установлено, что физиологические реакции испытуемых свидетельствуют об их соответствии с их показаниями ( проще говоря, подтвердилось то, что испытуемые говорят правду). Таким образом, было установлено, что гр. Х. действовал в состоянии необходимой обороны, без превышения её пределов. Дело и уголовное преследование в отношении гр. Х. было прекращено.

Прекращение уголовного дела

А также уголовного преследования гр. А. по обвинению его по ч. 1 ст. 171 УК РФ (осуществление предпринимательской деятельности без регистрации или без лицензии в случаях, когда такая лицензия обязательна, если это деяние причинило крупный ущерб гражданам, организациям или государству либо сопряжено с извлечением дохода в крупном размере) - 2007 г.

Органами предварительного следствия руководитель одного из жилищно-эксплуатационных предприятий, обвинялся в незаконном предпринимательстве – предоставлении на платной основе услуг, которые не могли быть оказаны населению без специального разрешения (лицензии). В ходе предварительного следствия, позиция стороны защиты состояла в том, что оказание подобного рода услуг не требует специального разрешения (лицензии). К участию в деле по инициативе стороны защиты был привлечен специалист, в соответствии с заключением которого, указанные в предъявленном гр. А. услуги не могут быть отнесены к услугам, оказываемым на платной основе населению на основании специальных разрешений. По делу был проведен ряд экспертиз, которые подтвердили выводы привлеченного к участию в деле специалиста. Уголовное преследование гр. А. было прекращено в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

Прекращение уголовного дела

А также уголовного преследования гр. Н. и Г. по обвинению по ч. 1 ст. 171 УК РФ (осуществление предпринимательской деятельности без регистрации или без лицензии в случаях, когда такая лицензия обязательна, если это деяние причинило крупный ущерб гражданам, организациям или государству либо сопряжено с извлечением дохода в крупном размере) - 2006 г.

Органами предварительного следствия (г.Ставрополь) гр. Н. и Г. обвинялись в незаконном предпринимательстве-сбыте спирта стоимостью 1 200 000 рублей. В рамках проведения ОРМ «Проверочная закупка» у гр. Н и Г. сотрудниками правоохранительных органов был закуплен спирт объемом более 46т. Оборот спиртосодержащей жидкости в соответствии с законом может быть произведён только на при наличии специального разрешения (лицензии), которой ни у гр. Н. ни у гр. Г. не имелось. Дело с обвинительным заключением было направлено в суд для рассмотрения по существу. В ходе рассмотрения дела, мной было доказано, что акт проверочной закупки был составлен с существенным нарушением требований закона, что влекло признание этого доказательства недопустимым к использованию Кроме этого, ряд следственных действий был произведён следователем с существенным нарушением норм уголовно-процессуального кодекса, что препятствовало суду принять решение (обвинительный или оправдательный приговор) по делу. В связи с этим, было заявлено ходатайство о направлении уголовного дела органу предварительного следствия на доследование. В ходе дополнительного предварительного следствия, уголовное преследование гр. Н. и гр. Г. было прекращено в связи с отсутствием в их действиях состава преступления.

Оправдательный приговор

По уголовному делу по обвинению гр. Х. в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст. 228.1УК РФ (сбыт наркотических средств) - 2005 г.

Органами предварительного следствия ( г. Ставрополь) гр. Х. обвинялся в совершении сбыта наркотических средств. Как следовало из предъявленного Х. обвинения, к нему в рамках проведения ОРМ «Проверочная закупка» обратился сотрудник правоохранительных органов с просьбой приобрести для него наркотическое средство. Гр. Х., получив от закупщика деньги, прошел к своему знакомому Б., где приобрел на деньги сотрудника наркотическое средство-марихуану, которую и передал впоследствии закупщику. При передаче наркотического средства, он был задержан, впоследствии арестован и ему было предъявлено обвинение в незаконном сбыте наркотического средства. В судебном заседании сторона защиты утверждала, что в отношении Х. были совершены провокационные действия со стороны сотрудников правоохранительных органов, сбытом наркотических средств гр. Х. не занимался, единственный раз приобрел наркотическое средство для сотрудника, действовавшего в рамках ОРМ «Проверочная закупка». Используя в обоснование правовой позиции защиты Постановление Европейского суда по правам человека от 15 декабря 2005 года Ваньян против Российской Федерации, мне удалось доказать, что обвинение в незаконном сбыте необоснованно. Гр. Х. был оправдан, освобожден из-под стражи в зале суда.

Оправдательный приговор

По уголовному делу по обвинению гр. С. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 112 УК РФ (Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью) – 2004 г.

Органами предварительного следствия ( г. Ставрополь), гр. С. и гр. С. обвинялись в причинении средней тяжести вреда здоровью потерпевшему М. Как утверждало следствие, потерпевший М. в результате драки, получил от С. и С. телесные повреждения, причинившие его здоровью вред средней тяжести. Дело с обвинительным заключением было направлено в суд для рассмотрения по существу. В судебном заседании мной было заявлено, что имеющееся в деле заключение эксперта не соответствует требованиям закона, предъявляемым к заключению эксперта и является недопустимым доказательством. В связи с этим, я заявляла ходатайство о назначении по делу повторной судебно-медицинской экспертизы. В результате проведенного исследования, судебно-медицинский эксперт пришел к выводу о том, что причинившие вред здоровью средней тяжести телесные повреждения образовались от одного удара, нанесенного твердым, тупым предметом в область головы. А обвинялись-то двое! В судебном заседании один из подсудимых признал, что именно он и нанес тот самый удар. Подсудимый С. был оправдан в связи с отсутствием в его действиях состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 112 УК РФ, мера пресечения в виде подписки о невыезде была отменена. Второй подсудимый С. получил наказание в виде 1 года условно.

Прекращение уголовного преследования

Гр. Х., обвиняемого по ч. 1 ст. 105 УК РФ (убийство), с переквалификацией его действий на ч. 1 ст. 107 (убийство в состоянии аффекта) - 2001 г.

Органами предварительного следствия ( г. Ставрополь) гр. Х. обвинялся в совершении убийства- преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ по факту смерти гр. Ж., наступившей в результате неоднократных ударов ножом в жизненно важные органы. Гр. Х. был немедленно задержан и к нему была применена мера пресечения в виде заключения под стражу. В результате опроса непосредственных свидетелей по делу, мной было установлено, что между Ж. и Х. на протяжении длительного времени были неприязненные отношения. Их встречи друг с другом обычно оканчивались скандалами и драками. Эти обстоятельства позволили заявить ходатайство о проведении в отношении гр. Х. судебной психолого-психиатрической экспертизы на предмет установления нахождения гр. Х. в состоянии аффекта. В результате комплексной экспертизы, психологом было установлено, что в момент убийства гр. Х. находился в состоянии аффекта, вызванного длительной психотравмирующей ситуацией. Действия гр. Х. были переквалифицированы с ч. 1 ст. 105 УК РФ на ст. 107 УК РФ (убийство в состоянии аффекта), судом ему было назначено наказание в виде 6 месяцев лишения свободы.

Оправдательный приговор

Вынесенный по уголовному делу по обвинению гр. Б. в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 162 УК РФ (разбой с применением предметов, используемых в качестве оружия) - 2001 г.

Органами предварительного следствия ( с. Грачевское Ставропольского края) гр. Б. обвинялся в совершении разбойного нападения на железнодорожную кассу с применением предметов, используемых в качестве оружия. Непосредственные очевидцы произошедшего – кассир, утверждала, что мужчина напал на кассу в черной шапке, полностью закрывавшей лицо нападавшего. Угрожая ей предметом, похожим на пистолет, он потребовал от нее всю сумму вырученной наличности на день. Получив деньги, скрылся с места преступления. Позже, по подозрению в совершении преступления, был задержан гр. Б. При нем обнаружили наркотические средства-опий, вес которого был достаточным для возбуждения уголовного дела и привлечения к уголовной ответственности за незаконное хранение наркотических средств. В отношении Б. была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу и спустя 2 месяца, дело с обвинительным заключением было передано в суд для рассмотрения по существу. В судебных заседаниях мне удалось доказать, что протокол опознания гр. Б. является недопустимым к использованию доказательством. В ходе допроса непосредственного очевидца- кассира, было установлено, что она не может с уверенностью сказать, что напавший на нее мужчина-это подсудимый. В суд были представлены доказательства, свидетельствующие о применении к Б. насилия и незаконных методов допроса. Гр. Б. был оправдан по ч. 2 ст. 162 УК РФ, в отношении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК РФ – освобождён от наказания в связи с применением акта амнистии. Освобожден из-под стражи в зале суда.

Решения по гражданским делам

Если сделка была совершена под влиянием обмана, она может быть признана недействительной по иску потерпевшего.

Ко мне обратилась гр. М., которая была признана потерпевшей по уголовному делу в отношении гр.Щ. Суть совершенного в отношении неё преступлении такова. Она являлась собственником недвижимого имущества-квартиры, расположенной в центре города. Гр.Щ., предложил гр. М., в обмен на принадлежащую ей на праве собственности квартиру, предоставить частное домовладение в «Экопоселке», расположенном на территории города. В начале июня 2013 года, гр. Щ. встретился с гр. М. в «Экопоселке» где показал ей земельный участок, на котором он, якобы, осуществит строительство жилого дома для гр. М., при этом, заверил ее в том, что является собственником земельного участка и проекта «Экопоселок», располагает материально-технической базой, с использованием которой осуществит строительство частных жилых домов и инфраструктуры «Экопоселка», и убедил заключить с ним предварительный договор. Предварительный договор о купле-продаже земельного участка в «Экопоселке» с расположенным на нем вновь возведенным жилым домом, стоимостью 4000000 рублей, был подписан с одной стороны, гр.М., с другой стороны гр. Щ. Во исполнение указанного договора, гр. М., в тот же день передала гр. Щ. документы на принадлежащую ей квартиру, оцененную сторонами в 4000000 рублей. В этот же день, гр. М. была оформлена доверенность на третье лицо с правом заключения любых сделок в отношении квартиры. Позже, гр. Щ., не имея намерений исполнять свои обязательства перед М., используя доверенность, продал квартиру, принадлежавшую гр. М. Указанные обстоятельства послужили основанием для возбуждения уголовного дела в отношении гр. Щ., которое было разрешено Промышленным районным судом г. Ставрополя с вынесением обвинительного приговора в отношении гр. Щ. Мной было составлено исковое заявление, содержащее требование о признании сделки, совершенной третьим лицом на основании выданной гр. М. доверенности, недействительной сделкой, совершенной под влиянием обмана, с применением последствий недействительности сделки — т.е. возврата сторон в первоначальное положение с аннулированием записи в ЕГРП о праве собственности на спорную квартиру на нового собственника. Судом исковые требования были удовлетворены в полном объеме. Сделка была признана недействительной, совершенной под влиянием обмана, право собственности на квартиру было признано за гр. М.

Достижение ответчиком 18-летнего возраста, является основанием для прекращения исполнительного производства.

Несовершеннолетний Б. совершил убийство, в ходе которого умышленно уничтожил имущество потерпевшего. На момент постановления приговора и назначения наказания за совершенные преступления, он являлся несовершеннолетним. В связи с этим, приговором суд возложил обязанность по возмещению причиненного преступлением вреда, на его мать. Было возбуждено исполнительное производство, в ходе которого, с банковского счета матери несовершеннолетнего Б., по распоряжению судебного пристава-исполнителя, в безакцептном порядке, списывались денежные средства. Во время отбытия наказания, несовершеннолетний Б. достиг совершеннолетия. Ко мне обратилась мать Б. Мной было составлено заявление в суд с требованием о прекращении исполнительного производства, возбужденного в отношении матери Б. Судом заявление было удовлетворено, исполнительное производство прекращено.

Отсутствие у лица членской книжки дачно-садового товарищества, неуплата лицом членских взносов, отсутствие зарегистрированного права собственности на земельный участок, не является основанием для его перераспределения и лишения лица права пользования указанным участком.

Проведя очередное собрание, дачно-садовое товарищество, простым большинством голосов, приняло решение о перераспределении под правление ДСТ земельного участка, который ранее был выделен гр. П. для ведения садоводческой и огороднической деятельности. Земельный участок огородили и его владельца не пускали на территорию участка. Мной был подготовлен иск в суд с требованием о признании недействительным решения общего собрания о перераспределении земельного участка, обязании возвратить его по принадлежности и не чинить препятствия в пользовании земельным участком. Представитель ДСТ в судебном заседании утверждал, что гр. П не является членом ДСТ, членские взносы не оплачивает, а значит, не имеет права пользования земельным участком, кроме того, утверждал, что земельный участок является бесхозным . Наша позиция состояла в том, что факт неуплаты по уважительной причине членских взносов, не является основанием для исключения гр. П. из членов товарищества, факт пользования земельным участком, также, как и проведение в отношении земельного участка работ по его межеванию за свой счет, является доказательством использования земельного участка по его прямому назначению. Кроме того, мы утверждали, что на момент проведения общего собрания, как юридическое лицо дачно-садовое товарищество не было зарегистрировано, следовательно, решение собрания о перераспределении земельного участка, не являлось правомочным. Решением суда исковые требования были удовлетворены в полном объеме, земельный участок возвращен по принадлежности. Впоследствии гр. П. зарегистрировал право собственности на участок.

Указание в трудовой книжке должности, не соответствующей Списку должностей и учреждений с учетом которого досрочно назначается трудовая пенсия по старости, не свидетельствует об отсутствии права у лица в назначении досрочной трудовой пенсии.

Гр. Ч. обратилась ко мне с отказом ГУ Управления пенсионного фонда РФ в назначении досрочной трудовой пенсии. Мной был подготовлен иск в суд к Государственному учреждению Управления пенсионного фонда РФ по г. Ставрополю о признании незаконным отказа гос. органа в назначении досрочной трудовой пенсии о назначении досрочной трудовой пенсии в связи с педагогическим стажем 25 лет. Из педагогического стажа гр. Ч. гос.органом были исключены различные периоды с указанием на то, что в указанная в трудовой книжке должность не соответствует Списку должностей и учреждений……..с учетом которого досрочно назначается трудовая пенсия по старости. Наша позиция состояла в том, что в Постановлении Правительства РФ от 29.10.2002 г. № 781 указываются лишь наименования должностей работников без уточнения профиля их работы, преподаваемого предмета или трудовой функции в структуре образовательного учреждения. И если в трудовой книжке запись о работе в указанной должности внесена с указанием на трудовую функцию, уточнения места работы, а именно не «воспитатель», а «воспитатель в группе для детей с нарушением речи», то это не означает, что запись в трудовой книжке не соответствует наименованиям должностей, предусмотренных в Списке. Кроме того, гос. органом был исключен период работы гр. Ч. в детском дошкольном учреждении, не включенном в п. 1.8 Списка №781 Постановления Правительства РФ от 29.10.2002 г. Наша позиция состояла в том, что детское дошкольное учреждение, наименование которого хотя и не было включено в Список, тем не менее, осуществляло воспитательно-образовательную деятельность дошкольного учреждения в соответствии с «Законом об образовании РФ» и должностные обязанности работников детского сада соответствовали нормативным документам, установленным законодательством. Решением суда требования были удовлетворены в полном объеме, за гр. Ч. признано право в назначении досрочной трудовой пенсии.

Отсутствие государственной регистрации договора ренты не препятствует действительности и добросовестному исполнению сторонами данной сделки (договора ренты) и не свидетельствует о ее ничтожности.

Гр.М., заключила договор пожизненного содержания (ренты) с иждивением со своим родственником. Сделка была нотариально зарегистрирована. Впоследствии, договор передан на регистрацию в регистрирующий орган- Росреестр. В это же самое время, когда договор был передан на регистрацию, родственник умер. Дочерью родственника был подан иск о признании ничтожным указанного договора ренты, применении последствий недействительности этой сделки в виде аннулирования записи в ЕГРП о праве собственности гр. М. на недвижимое имущество. Суд 1 инстанции удовлетворил требования дочери умершего, признал договор пожизненного содержания с иждивением ничтожным и применил последствия недействительности сделки- аннулировал запись в ЕГРП о праве собственности гр. М. спорное на недвижимое имущество. После вступления в законную силу решения суда, это имущество должно было войти в состав наследства и разделено между наследниками. Гр. М. обратилась ко мне после принятия решения. Мной была составлена апелляционная жалоба на принятое решение. Суд апелляционной инстанции согласился с доводами жалобы и теми доводами, которые были приведены в процессе рассмотрения дела, указав в апелляционном определении, что при постановлении обжалуемого решения судом первой инстанции не было учтено, что М. является законным владельцем спорной квартиры и, даже несмотря на то обстоятельство, что договор ренты от был зарегистрирован после смерти Б., и фактического признания указанного договора незаключенным, имеет право на защиту своего законного владения на основании ст. 305 ГК РФ. Отсутствие государственной регистрации договора ренты на момент передачи квартиры и фактического исполнения обязанностей сторонами по договору, в данном случае, является лишь препятствием для перехода этого права к получателю и не служит основанием для признания приведенного договора недействительным. Решение суда 1 инстанции было отменено в полном объеме, по делу принято новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований.

Убытки, возникшие в связи с затоплением канализационными водами офиса, расположенного в многоквартирном жилом доме, подлежат взысканию с управляющей компании.

Затоплением канализационными водами, собственнику офиса, расположенного в многоквартирном жилом доме, были причинены убытки. В ходе судебного разбирательства, в ходе проведенных по делу строительно-технических экспертиз, было установлено, что два канализационных стояка, установленных в подвальном помещении многоквартирного дома, предназначенных для слива канализации из жилых и нежилых помещений, на стадии строительства дома были объединены в один в нарушение строительных норм и правил. Допущенное строителями нарушение повлекло за собой засорение стояка канализационными водами, в результате чего произошла аварийная ситуация с выбросом канализационных вод в помещение собственника. Разрешая спор, суд пришел к выводу о том, что, допущенные при строительстве нарушения должны быть устранены застройщиком, а причиненные аварией убытки должны быть возмещены управляющей компанией.

Распространение страховой компанией сведений, составляющих врачебную тайну без согласия лица, является незаконным.

Гр. К. был заключен кредитный договор на приобретение жилого дома. Обязательным условием такого договора являлось заключение договора страхования жизни и здоровья со страховой компанией. Такой договор страхования был заключен и в период его действия наступил страховой случай — гр. К. была признана инвалидом 2 группы. Страховая компания, в рамках проведения проверки по страховому случаю, получила от медицинского учреждения медицинские документы застрахованного лица с указанием в них заболевания, в связи с которым была установлена инвалидность. Сомневаясь, что заболевание, обнаруженное у застрахованного лица, может повлечь последствия в виде инвалидности, страховая компания обратилась в ООО, специализирующееся на проведении различных медицинских исследований, предоставив им всю медицинскую документацию застрахованного лица. Узнав об этом, застрахованное лицо- гр.К обратилась за юридической помощью. Мной был подготовлен иск о признании незаконным распространения страховой компанией сведений, составляющих врачебную тайну и являющихся персональными сведениями. Иск был удовлетворен в полном объеме, такое распространение признано незаконным, взыскана компенсация морального вреда.

Нарушение процедуры при проведении медицинского освидетельствования влечет признание недействительными результатов освидетельствования и не может являться основанием для увольнения сотрудника.

Ко мне обратился К., который был уволен из органов внутренних дел в связи с проведением в отношении него медицинского освидетельствования и установления факта нахождения на рабочем месте в состоянии алкогольного опьянения. Был подан иск о признании недействительными результатов медицинского освидетельствования и незаконном увольнении. В ходе судебного разбирательства, мной были представлены доказательства, свидетельствующие о нарушении процедуры медицинского освидетельствования, допрошены по моему ходатайству свидетели, сообщившие суду о том, что гр.К. в этот день не находился в состоянии алкогольного опьянения, допрошен специалист, который сообщил суду о невозможности установить состояние алкогольного опьянения теми методами, применение которых было отражено в акте. Судом было принято решение о признании недействительными результатов медицинского освидетельствования, признании незаконным увольнения и восстановлении сотрудника на работе в прежней должности.

Договор дарения недвижимого имущества-квартиры, заключенный лицом под влиянием угрозы, является недействительной сделкой с применением последствий её недействительности.

Ко мне обратился гр. К, со слов которого, он, находясь под угрозой уголовного преследования, инициированного его бывшей супругой, заключил с ней договор дарения, в соответствии с которым подарил ей свою 3-комнатную квартиру. Угрожая гр. К. уголовным преследованием по факту нанесения ей побоев К., бывшая супруга предложила забрать заявление из правоохранительных органов в обмен на дарение ей квартиры, принадлежавшей К. Мы обратились в суд с требованием о признании договора дарения квартиры недействительной сделкой, в обоснование иска указав эти обстоятельства как основания признания сделки недействительной. Судом было принято решение о признании сделки недействительной и применении последствий недействительности сделки.

Самовольная постройка, нарушающая права и охраняемые интересы граждан, с нарушением строительных норм и правил, должна быть снесена за счет лица, построившего такой объект.

Истцы М. и Ш., интересы которых я представляла в судебном разбирательстве, обратились в суд с иском о сносе самовольно возведенного объекта. В судебном заседании было установлено, что ответчиком на земельном участке, предназначенном для строительства индивидуального жилого дома, был возведен жилой дом с наличием в нем структурно-обособленных помещений – т.е. квартир. При этом, строительство этого объекта было произведено с существенным нарушением градостроительных, строительных норм и правил, с нарушением прав и охраняемых интересов граждан, создающим угрозу их жизни и здоровью. Этот вывод подтвердил эксперт в представленном в суд заключении судебной строительно-технической экспертизы. Также позиция истцов была основана на положениях норм Градостроительного кодекса РФ, в соответствии с которым при строительстве многоквартирного жилого дома, возведенного на земельном участке, предназначенном для строительства индивидуального жилого дома, должны быть проведены публичные слушания, которые могут иметь место до начала строительства, а не после его окончания. Судом было принято решение о сносе многоквартирного жилого дома за счет лица, построившего этот объект.

Лица, являющиеся членами семьи собственника, отказавшиеся от участия в приватизации в пользу собственника, имеют право пользования жилым помещением бессрочно.

Гр. М. обратился в суд с требованием о признании утратившими права пользования жилым помещением к бывшей жене собственника квартиры и её детям, о их выселении и снятии с регистрационного учета. Я представляла интересы бывшей супруги собственника квартиры, которая отказалась от участия в приватизации квартиры в пользу своего бывшего мужа. Впоследствии брак между ними был расторгнут. Муж умер. Иск был предъявлен наследниками первой очереди, вступившими в наследство. Нами был предъявлен встречный иск об устранении препятствий в пользовании жилым помещением, вселении в квартиру, определении порядка пользования жилым помещением. Длительное судебное разбирательство закончилось вынесением решения судом 1 инстанции о вселении ответчиков — бывшей супруги и её детей), признавшим право пользования жилым помещением за ответчиками, установив порядок пользования квартирой, но с ограничением пользования сроком на 6 месяцев. Мной была подана апелляционная жалоба на состоявшееся решение с доводом о том, что установление временных ограничений в пользовании квартирой, является незаконным. Судебная коллегия по гражданским делам, согласилась с доводами апелляционной жалобы, в этой части решение отменила, признав за ответчиками право бессрочного пользования жилым помещением в соответствии с установленным судом порядком пользования.